?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: искусство

[sticky post] Обо мне

DSC00013

Юморной, добродушный парень из Латвии (обитаю в основном в Риге, на родине - в Даугавпилсе - бываю реже и иногда), люблю выкладывать на ЖЖ репосты интересностей, музыку, юмор, свои стихи и прозу и разные мысли.
Пишу авангардные тексты (стихи, прозу, мой блог на стихах.ру...), снял
(или был инициатором съёмки оных) ряд (пока любительских) видеоклипов  со своими стихами (https://www.youtube.com/channel/UCb4Pt-5WgFAWv6bsTqDjVjw/videos).

Общителен. Люблю приятные компании, море, пляж, кино, книги...
Небогат, но умею жить со вкусом.

promo newsmart november 1, 2012 09:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
​* * * когда пофиг всё под постстилистические гурманские пресыщения и постанывания когда бы ещё ещё наблюдать луну посреди морозной Тейки* крошить накрашивать в текст кусочки красивого дурманить ароматом кофе изо рта даму встреченную в переулке дразнить волшебно мимикой словами движениями так и…
Эйблизм (википедия)...

https://newsmart.livejournal.com/905452.html

https://katyusha-ngo.livejournal.com/16261.html


https://manshuq.com/life-new-important-words-04-2018

В своей  новой книге "Искусство лёгких касаний" Виктор Пелевин называет эйблизм "айболизмом"... Видимо, пытаясь повлиять на транскрипцию неустоявшегося переводимого термина, а так же придавая ему схожесть со словом "айболит"... =)))

Мои твиты

Read more...Collapse )
Оригинал взят у vladimirdar в Булгаковский дом – Большая Садовая, 10 или 302 бис
Булгаковский дом - Большая Садовая, 10
Всего 30 фото

Делая попытку написать статью о «Нехорошей квартире» я столкнулся с собственным пониманием, что необходимо разделить рассказ о ней на три части - Булгаковский дом, настенные росписи и нехорошая квартира - и вот почему. Ну, не выходило у меня разместить в одном посте как информацию, так и визуальный ряд об этом бездонном по своей энергетике и таинственном месте Старой Москвы. Разбираясь с исходными материалами, я понял, что не смогу кратко изложить ход своих мыслей и передать те чувства, что испытывал сам – формат одного поста ломал все мои предположения, желания и планы -  а между тем, собственные впечатления рвались и пытались сформироваться сами, наверное, именно поэтому я первым выпустил пост о настенных росписях «Нехорошей квартиры», что дал мне возможность выпустить пар сильного эмоционального впечатления и напряжения от этого безудержного народного настенного творчества. Конечно, можно было сделать три поста в виде трех частей, но в этот раз мне почему-то этого не захотелось делать. И второй пост будет снова не о «Нехорошей квартире», а о самом Булгаковском доме, что имеет свою уникальную историю, и который тоже имеет право, чтобы о нем остановились подробнее. Итак, давайте узнаем побольше о здании по Большой Садовой, 10, в общем, «как дело было».

Доходный дом в стиле модерн по улице Большая Садовая, 10 возвели в модном тогда стиле модерн в начале XX столетия по заказу Ильи Давыдовича Пигита - мецената и богатого московского купца, владевшего уже известной тогда и знакомой многим сейчас, табачной фабрикой «Дукат». Оба проекта дома выполнил архитектурный техник Эдмунд Станиславович Юдицкий, а декор фасадов разработал архитектор Антонин Аристархович Милков...
Read more...Collapse )

© Vladimir d’Ar, 2016

Настенные росписи подъезда "Нехорошей квартиры"
Мемориальный музей-квартира Михаила Булгакова - "Нехорошая квартира" (сейчас в разработке)

Анатолий Лебедев: 6 картин... 

т. +371-67285488
Можно заказывать живопись и др.
Цены договорные.


Павел Васкан
    

О "18-м октября", или Тот самый Золотов
 
Первый раз сборник Олега Золотова "18 октября" я увидел ещё лет 8 назад. Тонкая, потёртая чёрно-белая брошюрка, мелкий шрифт. После первого прочтения стихи оставили впечатление чего-то завораживающего, и вместе с тем малопонятного. Даже интересно стало – язык, вроде бы, русский. Тем не менее, при чтении всё время куда-то проваливаешься, начинаешь останавливаться и разбирать мелкие детали или пропитанные академизмом редкие словечки. Возникло желание разобраться, вникнуть.

Первое впечатление, которое оставляют тексты (но сразу замечу – поверхностное),что это – нечто аморфное, наполненное эстетикой некоей несуразности, бессвязности, наборматывания, полубреда... Тем не менее – при подробном рассмотрении становится ясно – "полубреда" талантливо оформленного, сделанного, старательно вылепленного в каждом слове и образе, и потому – в результате внутренних законов теста – уже не являющегося бессвязностью, а скорее – псевдобессвязностью, созданной с большим искусством.

Поток сознания – в том виде, в каком написаны стихи, – требует некоторого привыкания, вчитывания, погружения. Если сам текст, порой, буквально играет со своей смысловой нагрузкой, то начинаешь замечать, как срабатывает сама "фактура", выделанность текстов, туго притёртые друг к другу образы, метаобразы и метафоры, качество и тонкость (а точнее – филигранность) которых, бесспорно, свидетельствует о том, что это, действительно, поэзия с большой буквы.

"…дымные пласты тишины со звуком удара воздуха о дымовые трубы…" –

конструкция выстроена очень чётко и точно, передаёт и настроение – в контексте, и неповторимый образный ряд, а точнее метаобраз. Именно метаобразы (т.е. –составные образы) являются одной из главных "изюминок" Золотова. Мало того, что составляющие "подобразы" подобраны очень качественно, тщательно и с неповторимым вкусом, результирующе метаобразы зачастую являются микро-шедеврами и подобны неповторимым языковым аккордам, с более простыми конструкциями вместо нот. Что, например, можно сказать, когда автор детерминируя некое место, очерчивает его не двумя-тремя (и даже – не пятью) словами, а:
"…мы так и назовём это место: здесь прошёлся загадки черепаховый гребень
или гряда безмолвных прощаний где ты не сможешь меня услышать…" ?

Одновременно с этим хочется обратить внимание на музыкальность (я бы даже сказал – "эстетическую музыкальность") стихотворений.

Стихи напоминают игру в эдакие эстетические и смысловые пощекатывания читателя с гигантским набором суб-модальностей между "приятно-неприятно" и другими шкалами критериев, число коим, поистине – бес-конечность. Обыграно всё до мельчайших деталей, да и сама игра (если её замечать!) – весьма тонкая и чуткая эквилибристика слов, метафор, образов, потока(-ов) сознания. Текст заставляет играть и переливаться неземной кра-сотой обыденные и некрасивые вещи: автор помещает их в пространстве(-ах) текста таким образом, что, взятые по отдельности обычные бытовые осколки повседневной реальности, среди которых мы снуем каждый день, не рассматривая их даже как намёк на нечто красивое, приобретают небывалую эстетическую ценность в качестве красок и тональностей, составляющих метаобразы золотовских стихотворений.

Другими словами, хочется подчеркнуть наличие объектно-ориентированной структуры текстов, напрямую связанную с использованием метаобразов. Если всматриваться внимательно, становится заметно, как вокруг ключевых слов-объектов дребезжат, переливаются и позвякивают, словно на субатомных орбитах – и вместе с этим неповторимым образом – заунывно тянутся путём перечисления и наслоения второстепенные объекты.

* * *
     
Внутренняя эстетика текстов сложна и даже гиперсложна… Но – чем больше художник, тем больше красок, полутонов, оттенков.
Тексты Олега зачастую обвиняют в перегруженности, чрезмерной "навороченности", громоздкости – и уже в силу этого – плохой читабельности. Что ж, поэзия Золотова – для тех, кто способен её воспринять. С этой точки зрения она, не побоюсь этого слова, – элитарна и герметична, но, вместе с тем, является неповторимым лакомством для искушённого и подготовленного читателя. Тексты напоминают концентрат: можно, буквально, отламывать по кусочку, по словосочетанию и смаковать часами, днями, медитировать на них.
Мастерски использован внутренний ритм стиха – опять таки, весьма сложный, но порой, настолько гармоничный, что невольно вспоминаешь тёплую и близкую дружбу автора с музыкой – особенно классической.

Если же брать воздействие текстов Олега на читателя в комплексе, т. е. расматривать не только как, но и что сделано, включая содержание, то… На ум приходят какие-то слабоописывающие словечки, типа "многоплановость", "многоуровневость", "вложенность" и даже "многонаправленность", т.е. "многопоточность"… Далее слова заканчиваются, остаются лишь внуренние потоки чувств, эмоций и чего-то такого, чему ещё не придумали точных дефиниций в современной психологии.

Читая стихотоворения Золотова, замечаешь: практически для всех текстов особенности стиля таковы, что заставляют почувстовать (и даже – поучаствовать в том), как автор распарывает "эту, нашу" реальность, отталкивается от неё и врывается в некий Апейрон, Первотуман, иное измерение – измерение Золотова, окрашенное чем-то моцартовским, баховским, и – в то же время – кантовским /для ред. - или кантианским?/, при этом захватывая с собой турбулентным потоком привычные нам, "приземлённые" объекты "нашей" культуры (культуры "нашего измерения", где обитают читатели), преображая всё это в процессе текста, т.е. в процессе создания своей реальности. Все эти "водоросли", "кровища с одежды", "перины", фарфоровые "балерины с комода", "полиэтилен в мусорном ящике", "виадук с узкоколейкой" и проч. соседствуют с "Создателем во склерозе", "берегами, где История ещё не начиналась", "сладким солнечным избытком", "златящейся пыли от времени", выстраиваясь в переливчатые диссонансы и нелинейные образные оксюмороны.

При этом всё это воспроизводится как бы безразличным, усталым, перечисляющим свысока тоном, в эдакой полудепрессивной, полупохмель-ной манере, что опять-таки, умело использовано, обыграно, вписано и вплетено в ткань текста таким образом, что не остаётся никаких сомнений: перед нами тщательно выверенный, взвешенный и продуманный текст, хорошо замаскированный под полубессознательный бред, а никак не последний…

Ещё это всё напоминает искусственно созданное бессознательное, хорошо структурированное на бумаге, которое тем или иным образом воздействует – в свою очередь на бессознательное читателя (как, впрочем, и на его сознание). Поэтому психологи наверняка могут усмотреть в этих текстах художественно оформленный выход стресса, наркологи – художественное пьяное бормотание… Но тем не менее, ещё раз подчеркну, в силу неповторимой сделанности, это нечто большее – эдакий тест Роршаха для всех нас, и – в то же время – весьма и весьма качественное произведение искусства.

Читать Золотова (как и перечитывать) можно до бесконечности, каждый раз открывая – как раз в силу той самой талантливой сложности нелинейности стиха – всё новые и новые ракурсы, оттенки и настроения.

Profile

Павел Васкан (на фоне зелени)
newsmart
Pavel Vaskan

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com