Pavel Vaskan (newsmart) wrote,
Pavel Vaskan
newsmart

Categories:

Александр Гриценко: Успешного писателя многие ненавидят! | Интернациональный Союз писателей

Александр Гриценко: Успешного писателя многие ненавидят!


Любопытную и необычную тему поднял на этот раз Александр Николаевич Гриценко в своем видео обращении, размещенном на Ютуб-канале ИСП. Он предложил зрителям поразмышлять на тему профессиональной зависти. Не стоит полагать, замечает спикер, что если вы активны, талантливы и удачливы, то все немедленно станут относиться к вам с интересом, уважением и любовью. Напротив, скорее произойдет обратное – вам будут завидовать и всячески вам вредить. В пример известный писатель привел историю своего вступления в международный «ПЕН-клуб», куда его приняли не с первого раза. Мотивировкой оппонентов при первом рассмотрении его дела стало то, что Гриценко какой-то слишком «шустрый», фестивали какие-то устраивает… Прием произошел лишь во второй раз, когда противников спросили об их конкретных претензиях к писателю. На этот раз реальных аргументов для возражений не обнаружилось.

Историю эту Александр Николаевич считает показательной, так как в представлении закостенелых ретроградов от литературы писатель должен быть бедным, пьяным, больным и носить лохмотья. Образ преуспевающего и талантливого человека никак не связывается ими с образом «классического» «страдающего» писателя. Как только кто-то талантливый начинает себя продвигать, начинает проявлять активность и преуспевает в этом, то тут же находятся завистники, старающиеся облить такого литератора нечистотами.

Увы, но это реалии нашей жизни, с которыми приходится сталкиваться на каждом шагу. Таким образом, всякому, кто намерен самостоятельно либо при помощи опытного наставника сделать себе имя в литературе, следует приготовиться к подобной «встрече». Отчаиваться маститый писатель не советует, а рекомендует принять такое положение как данность и не обращать на завистников внимания.

Посмотреть ролик можно здесь:

https://youtu.be/9LbE9PQFw58


http://inwriter.ru/news/aleksandr-gritsenko-uspeshnogo-pisatelya-mnogie-nenavidyat.html


От себя:

© Павел Васкан


ПРЕПОНЫ ТВОРЧЕСТВА
(памятка)



    Какой бы из форм творчества ты ни занимался, помни всегда о неблагодарности этого занятия! Помни и осознавай!..
    Только на начальном этапе пути или в юном возрасте ты, возможно, услышишь похвалы своему творчеству (в момент вовлечения)... Наверняка, это будут родственники, близкие, друзья или те, кто делает на этом деньги или как-то заинтересован.
    Впоследствии же, если ты напишешь, сочинишь, сыграешь или изобразишь что-то стоящее, тебя станут останавливать. Тебе будут внушать, что это — грех, прочтут лекцию о порче кармы таким произведениями, намекнут, что это всё — самовозвеличение, попытка выделиться и попахивает люциферианством.
    Далее тебе скажут — нет бы просто жил хорошо и счастливо, а то мир и так переполнен и зашлакован различными людскими произведениями, не стоит плодить — ни уродов, ни шедевры — хватает всего и до тошноты...
    Если осмелишься продолжать, тебя могут забросать грязью критики, попытаться уничтожить конкуренты. «Добрые волшебники» могут запросто сделать так, что ты в одночасье лишишься репутации, друзей, любимых, свободы, здоровья, жизни...
    Далее, тебе приведут в пример кого-то другого, отличного от тебя, который будет и успешен, и похваляем, и, который, яко бы, достиг результата без таких препон, как у тебя...
    А в конце, чтобы ты не «соскочил» с пути творческой эксплуатции, тебе напомнят о твоей участи цитатой о том, что, конечно же, грех зарывать талант в землю.

    Останавливаться или нет, натыкаясь на подобные препятствия — дело вкуса и личный выбор каждого.
 


Какое хорошее дело — писáть!


    Какое хорошее дело — писáть! Один великий поэт писал лучше всех. Но хуже всех следил за собой и хуже всех умел жить. В результате те, кто писал похуже, но жили получше, в той или иной мере несколько унижали его или как минимум относились с лёгким презрением. Великий мастер лишился здоровья, жилья, спился, превратился почти в люмпена и бомжа. Умер в нищете, практически, на свалке. Окружающие не смогли помочь ему по одной простой причине: они не видели смысла, зачем им ему помогать. Великому гению. Какое хорошее дело — писáть!
    Второй великий поэт (друг первого) умел жить чуточку получше. Но быстро обрёл славу пси-девиантного животного, что любило выпить, приставало к каждой юбке и без всячеких комплексов могло полезть обниматься-целоваться-трогать в присутственном месте и к старушке, и к школьнице, и даже — к мальчику поюней. Какое хорошее дело — писáть!
    Третий поэт, про которого все с жалостью говорили, что бедняга свихнулся у всех на глазах, мнил себя великим и быстро покатился по наклонной плоскости, начав выпивать, балагурить, посещать кабаки и играть на гитаре. Всё ухудшилось, когда ушла жена. Однажды он пришёл в себя после очередной пьянки в полицейском участке. Ему сказали, что пьяным он подрался и... убил. Дело кончилось тюрьмой и заключением в спец.психушке-тюрьме. Какое хорошее дело — писáть!
    Некий мастер прозы и поэзии отдал всё, нарабатывая мастерство писателя и добиваясь выхода своих книг. И не заметил, как стал частым клиентом психиаторов. Периоды, когда болезнь отпускала, и в которые он мог появиться в обществе в относительной норме, не грузя ушей вокруг монологами минут по пятнадцать без перерыва, можно было пересчитать по пальцам. Его боялись, как чудовища, которое было «нелёгким на поворотах» и обладало ужасно репрессивным характером по отношению к окружающим, когда злилось. Какое хорошее дело — писáть!
    Один молодой автор начинал с простых стихов и рассказов в родной провинции. После чего переехал в столицу и познакомился с «контингентом столичных дарований». Ему быстро внушили, что чтобы создать что-то новое, он должен читать серьёзных авторов посильнее. В результате, ему насоветовали авторов подепрессивней и психоделичней, у бедняги начались рефлексия и зацикленность в творчестве на себе самом и своём внутреннем мире. Человек с ужасом обнаружил, что потерял возможность и способность писать о чём-либо ещё, кроме себя и рефлексии в прозы. Правда, засчёт того, сколько рефлексии в прозе он написал, он начал выздоравливать. Пойдя к психологу. Обнаружив, что с детства был болен. Есть всё-таки плюсы в том, чтобы писáть!
    Две провинциальных лит.редакторши двух разных журналов повздорили, картинно пиаря это событие в стиле «как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: та, что помоложе, обвиняла ту, что постарше в консервативности, незнании и непризнавании современных тенденций в литературе, достижений, открытий, новинок, того, что постмодернизм — есть, наступил и даже — прошлое, как и в банальном присвоении материалов для публикации, приготовленных для своего издания более молодой, только по праву того, что старшая — старше и хочет «верховодить» и считает себя главнее и вправе задавать какой-то тон, несмотря на то, что все давным-давно равны при современной-то демократии. При своём осталась та, у которой опыт, авторитет и «мафиозность», а так же количество знакомых в литературе оказались большими. Ею оказалась, конечно же, та, что была постарше и писала в стиле начала и середины XX века, а не та, что пыталась нести какую-то новизну и объяснить в неблагодарной провинции давно понятные в столицах вещи. Журнал последней прекратил своё существование и выпуск номеров. Вот и урок: надо реально оценивать свои силы, количество артефактов, ресурсы и «скиллс» при этой стратегической игре в «Герои» в реальности! Победит тот, у кого их больше, а не тот, кто прав. Какое это хорошее дело — писáть!
    Многие заслуженные литераторы, которые неплохо жили при СССР, и которых неплохо подпитывали как людей за их творчество, после распада Советского Союза в 1991-м, внезапно оказались «прибитыми книзу социума» засчёт привычки писáть спились, обанкротились, превратились в люмпенов, бомжей. Творчество заработало не в плюс, а в минус. Писáть стало считаться стыдным! Мало того — порочным! Особенно — без заработков на этом. Какое хорошее дело — писáть!
    Многие современные авторы (особенно — начинающие) наивно думают, что им кто-то будет помогать расти творчески. Они даже не подозревают, насколько в больших городах и большой литературе «автор автору — волк». Их специально заманивают на семинары и съезды, чтобы поставить на некий учёт — кто же это у нас умные-то такие? Они быстро становятся графоманами, книго- и инфоманами. Просаживают на «рулетке жизни» колоссальные время и энергию на литературу и честолюбивые, маниловские планы, в большинстве своём оставаясь в проигрыше (за редким исключением). Потом вдруг выясняется, что существует традиция, что над юными авторами — вообще — принято издеваться, «стричь» с них, и знание этого, оказывается, во многом должно успокоить юнцов! (Но мы-то, современные люди, понимаем: всё зависит от человека! В каждом случае всё — по-разному! Как было сказано в «Сибирском цирюльнике» — «всё зависит от того, кто этот человек»! И упаси Боже вас подумать, что имеется в виду богатство или социальное положение, ну, или виновность человека в криминальном смысле. Нет! Речь здесь идёт исключительно только о персональных героических способностях автора: кому же потом приятно-то будет «отхватить» от героя и гения? На это и только на это, конечно же, смотрится в первую очередь!) Среди авторов процент депрессивных и психически больных, разочарованных жизнью, самоубийц, алкоголиков и наркоманов, одиноких и покупателей секса — намного больший, чем среди остальных людей. Какое ж это хорошее дело — писáть!
    И всё-таки, чтобы тебе что-то удавалось, ты должен всё это знать и учитывать. Знать, что твои произведения (особенно — опубликованные) несут за собой психотронный отклик, сказывающийся на твоей личной жизни и персональной судьбе, что авторская и событийная биографии человека влияют друг на друга. Что тебя могут начать уважать или презирать за одни и те же произведения одновременно (и в особенности — за талантливые!) только на том основании, что они — твои, и ты их произвёл, и они просто кому-то мешают. Тебя могут начать презирать и за отстутствие произведений, гордо говоря, что по сравнению с неким великим автором ты вообще ничего не написал. У тебя могут красть твои тексты, авторские права, воровать идеи, использовать тебя как лит.негра, загубливать выход твоих книг в свет, отбирать в редакциях для публикации произведения похуже в угоду неким людям (чаще всего — из «редакторской мафии»), приводить к осознанию того, что искусство писать хорошо, искусство жить хорошо, искусство быть опубликованным и искусство зарабатывать на этом деньги — абсолютно разные и, во многом, слабо связанные искусства... Ты можешь изменить своими текстами мир, прослыть гением, заработать себе славу или много денег. Конечно! Но, увы, надо быть реалистами и быть готовыми к тому, что ты просто изменишь творчеством свою собственную жизнь. И чаще всего или поначалу — не в лучшую сторону. Вместо гонораров зарабатывая незавидную и отрицательную славу. И хорошо, если с тобой не случится чего-то подобного тому, что описано в примерах про авторов выше. Но надо осознавать, на что идёшь! Какое героическое и нелёгкое дело — писáть!

Tags: психологическое, творческое
Subscribe

promo newsmart june 28, 2009 21:16 Leave a comment
Buy for 20 tokens
ПАВЕЛ ВАСКАН Поцелуй Турайды Это случилось однажды после полубессонной ночи. У меня давно была запланирована прогулочная поездка в Турайду, и с утра, благо была суббота, я решился, будто бы повинуясь некоему тонкому зову. Был конец мая, и легко одевшись и прихватив книгу в дорогу, я поспешил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment