Pavel Vaskan (newsmart) wrote,
Pavel Vaskan
newsmart

Карлик русского царя

Оригинал взят у grimnir74 в Карлик русского царя

Он начинал в разведке, а потом три десятка лет был министром иностранных дел и канцлером Российской империи. Благодаря его трудам Россия одолела Наполеона и стала сверхдержавой на мировой арене, а Европа в течение четверти века сохраняла устойчивый мир. Граф Карл Нессельроде – сын еврейки-купчихи из Франкфурта.

У каждого человека есть свой самый плохой день – когда рушится все, что он строил в течение всей жизни. Для графа Карла Нессельроде – канцлера Российской империи, ведавшего ее иностранными делами – им стало 15 марта 1854 года, когда Англия и Франция объявили войну России. Остальная Россия войны не боялась: патриотичным элитам родная страна казалась колоссом, а простой народ жил в своем мире, где царь был всемогущ и подобен Б-гу.

Однако граф Нессельроде, человек прозорливый и осмотрительный, отлично понимал, чем может всё это обернуться – большой европейской войной против России. Он предупреждал об этом Николая I еще осенью 1853-го, когда русский черноморский флот потопил турецкие корабли в Синопском сражении. В союзе с турками были англичане, и в Лондоне победа Нахимова вызвала приступ ярости. Но предупреждениям Нессельроде на высочайшем уровне не вняли, а современники графа-канцлера недолюбливали и наградили презрительным прозвищем «карлик-нос».

Маленький, тщедушный Карл Нессельроде и в самом деле был на редкость невзрачен. Но отличался острым умом и был хорошо образован. Его отец был сыном немецкого графа, успевшего послужить четырем европейским государям, включая русского царя. А мать – еврейка из Франкфурта, дочь местного купца. Родился будущий канцлер в 1780 году на корабле – его отец, служивший тогда посланником России в Лиссабоне, возвращался морем в Петербург. Это можно принять за знак судьбы: первым местом службы юного Карла Нессельроде стал именно флот.

Впрочем, карьерные перспективы на флоте были не столь велики: у России имелась грозная армия, а флот был много слабее, чем у других великих европейских держав. Русские адмиралы били турок, а порой и шведов, но на победы над английскими, французскими или испанскими моряками, покорившими полмира, им всерьез рассчитывать не приходилось. Но дело было даже не в этом – вскоре выяснилось, что даже при самой слабой качке Карла тошнит.

Тогда его определили в Конную гвардию. Это был лучший императорский полк – рослые, закованные в стальные кирасы молодцы красовались на огромных конях, вооруженные длинными палашами. Крохотного поручика Нессельроде засунули в огромные ботфорты и кирасу, нахлобучили на него треуголку со стальным каскетом, пристегнули к палашу и водрузили на двухметрового жеребца – картина вышла препотешная, «карлик-нос» портил вид строя.

Император Павел увольнял со службы и за меньшее: один офицер был оправлен в отставку за «наводящий уныние вид», но лилипуту-конногвардейцу повезло. Еще наследником Павел хорошо знал отца Карла, а став императором, взял под свое покровительство будущего канцлера. И бывший несостоявшийся мичман стал флигель-адъютантом императора по морским делам. За два года Карл Нессельроде дослужился до полковника Конной гвардии и вышел в отставку, получив придворное звание камергера.

Тогда-то он и пошел по дипломатической части. Нессельроде не был приспособлен ни к корабельной, ни к военной службе, весил немногим больше конногвардейских сапог и лат, но способности у него были отменные. Он отлично чувствовал, когда и какой совет надо дать начальству, а когда уместнее стушеваться. И главное – умел быть полезным, оставаясь на вторых ролях, в тени. Ему было ясно, что собственное мнение – штука опасная. Он превосходно знал правила игры и оказался прекрасно приспособлен для тайных государственных и внешнеполитический дел. Звездный час Нессельроде наступил, когда Россия готовилась к решающей схватке с Наполеоном, и оба государства засыпали друг друга шпионами.

Русским послом в Париже был тогда граф Толстой, а разведкой занимался как раз его советник – граф Нессельроде, курировавший формально политическую и экономическую сферы взаимоотношений между двумя странами. Французские наблюдения Нессельроде легли в основу рекомендаций, отсылаемых в Петербург. На русских тогда работал сам министр иностранных дел Франции князь Талейран, фигурировавший в уходивших в Петербург шифровках под именем «Анна Ивановна», «кузен Анри» или «наш библиотекарь». При этом происходило всё в шпионской атмосфере: французская полиция следила за Нессельроде, а его лучший агент, чиновник французского военного ведомства, был арестован, осужден и приговорен к казни.

По возвращении в Россию Карл стал статс-секретарем и очень выгодно женился. Его избранница – дочь министра финансов, богача и гурмана графа Гурьева – основательно засиделась в девках: ей сровнялось уже 25 лет, и по меркам того времени возраст у невесты был немаленький. Графиня Мария Дмитриевна отличалась ростом и дородством. По словам современника, рядом с ней жених смотрелся так, «будто выпал из ее кармана». Но они нежно любили друг друга и делали карьеру вдвоем: чины и отличия мужа создавали для графини положение в свете, а её влияние на императорскую семью давало ему надежную опору. Характер у графини, к слову, был отвратительным, и при дворе её даже побаивались, но семейная жизнь четы Нессельроде была мирной.

У Карла были политические идеалы, которым он следовал всю жизнь. В 1812 году, еще в должности статс-секретаря, именно он убедил императора Александра I перенести выигранную войну за пределы России и «гнать Наполеона до Парижа». А став канцлером, Нессельроде положил жизнь на укрепление внешнеполитических позиций России и поддержание мира и статус-кво в Европе. Он был сторонником задуманного австрийским канцлером Меттернихом «Священного союза» – охранительного альянса монархов Континентальной Европы. Принципы Нессельроде совпадали с парадигмами царствования и Александра I, и Николая I.

Европа, включая Россию, погрузилась в долгий, продолжавшийся несколько десятков лет относительный мир. И политический застой. Мир отдыхал от переворотов и бесконечных кровопролитий предшествующей эпохи. Страны богатели, а союзные монархи превратились в международных полицейских, подавлявших любые беспорядки.

Мир тем временем начал меняться, и Россия Николая I всё больше казалась отстающей от этих перемен. Николай I зачем-то оскорбил нового французского императора Наполеона III, отказавшись назвать его, как это было принято среди европейских монархов, братом. Потом Россия влезла в ненужный спор с Францией из-за опеки над святыми местами в Иерусалиме. Граф Нессельроде был готов подавлять беспорядки, но войн он не любил. Его идеалом была блаженная неподвижность, а тут дело шло к большой войне против Англии и Франции. Схватка с двумя сверхдержавами могла отправить под откос всю выстроенную им систему.

Но остановить этот процесс было уже невозможно – события развивались сами по себе. Николай Iуверовал в собственное  всемогущество и не думал, что впереди Россию ждут жестокое поражение в Крымской войне и потеря статуса европейского арбитра.

Через шесть лет после окончания войны граф Карл Нессельроде скончался, оставив к тому времени должность министра иностранных дел, но сохраняя пост канцлера Российской империи. Политическая система Нессельроде рухнула, но он оставил после себя и другое наследство: граф был великим гурманом.

Его тесть прославился изобретением знаменитой гурьевской каши. Канцлер Российской империи от него не отстал – в изобретение новых блюд он вкладывал всю душу. Ему, например, принадлежит известное «мороженое Нессельроде» – ледяной пудинг из протертых каштанов со взбитыми сливками, а также «суп Нессельроде», «майонез Нессельроде» и многие другие рецепты. Эти блюда были украшением званых обедов и ушли вместе с высокой кухней европейской аристократии, погибшей под гнётом революций, репрессий и двух мировых войн. Политическое фиаско граф Нессельроде пережил сравнительно легко. А вот известие о том, что погибнет и его гастрономическое наследие – разбило бы ему сердце.


Алексей Филиппов

Subscribe
promo newsmart june 28, 2009 21:16 Leave a comment
Buy for 20 tokens
ПАВЕЛ ВАСКАН Поцелуй Турайды Это случилось однажды после полубессонной ночи. У меня давно была запланирована прогулочная поездка в Турайду, и с утра, благо была суббота, я решился, будто бы повинуясь некоему тонкому зову. Был конец мая, и легко одевшись и прихватив книгу в дорогу, я поспешил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments