Pavel Vaskan (newsmart) wrote,
Pavel Vaskan
newsmart

Categories:

маленькие победы над большой депрессией: если страдает ваш близкий

Оригинал взят у betrunkenfee в маленькие победы над большой депрессией: если страдает ваш близкий
Итак, продолжаем про больное, или что делать, если у вашего близкого человека депрессия.
Ну, мы предполагаем, что первый шаг — дойти до психиатра (и эндокринолога!), получить диагноз и рецепты на медикаменты — уже сделан. Или, прочитав Википедию, мою предыдущую статью или вот этот пост, и, подозревая, вы взяли своего близкого-любимого за шкирку и отнесли к врачу.


Номер ноль.
Если это ваш близкий родственник — ребенок, родитель, супруг — поговорите с его лечащим врачом. Он не кусается, правда. И он скажет вам много полезного.
Правда психиатр не имеет права сообщать что-то о больном на сторону. Ни на запросы из вуза или с работы, ни даже на поиски «а не попал ли внезапно пропавший человек к вам?». Справку для академического отпуска, например, мне делали как: выдали заключение в психиатрической, я пошла с ней в свою обычную поликлинику, и там мне написали что-то нейтральное.
Вообще из всего сонма родственников/близких больному будет предложено выбрать конкретного человека (или двух-трех, но не больше) и вписать в заявление «вот ему все сообщать». Но, думаю, даже если больной вписал не вас, психиатр может вам много полезного рассказать.
И уж точно не стоит вооружаться знаниями из интернета. Да, там есть стоящая информация, а есть и откровенно бредовая (религиозного, например, характера, уныние грех, покайся и улыбайся, тьфу!). Только к специалисту!


Один, общее.
Депрессии бывают разные. Бывают реактивные — вызванные какими-то катастрофическими событиями в жизни человека. Бывают эндогенные, когда у человека просто нарушается производство гормонов, влияющих на спектр эмоций. И если первое не заметить сложно, то второе может быть громом в ясном небе.
Не ищите в болезни близкого каких-то причин, если их нет на поверхности. Просто так случилось. Шел, упал, очнулся — антидепрессанты.


Два, вытекающее из один.
Человек не виноват в своей депрессии! Нет никаких гарантий и профилактики. Это даже не грипп, в котором можно упрекать близкого: “А вот если бы ты надел шапку…”. Нет. Забудьте осуждающий тон раз и навсегда (ну хотя бы до прекращения курса лекарств).
Человек в депрессии и так придавлен огромным чувством вины, за свое настроение, за свою беспомощность, за снижение рабочей эффективности. А если еще и вы будете подливать масло в огонь…
Апофигеем в моем случае были некоторые люди, которые, случайно узнав про мою болезнь, начали блажить: «ты сама виновата, все от грехов, покайся и вылечишься!». Убивала бы.


Три, не «кто виноват?», а «что делать?».
Вы тоже не виноваты. Даже если это ваш ребенок. Увы, но рвать на себе волосы в панике: “как я это допустил!” неэффективно. Человеку рядом с вами плохо, ему нужна ваша помощь, потому тратить энергию на лишнее самобичевание просто неразумно.
Вообще, надо научиться тратить свою энергию рационально. Знаете же, что в случае аварии в самолете сначала надо надеть кислородную маску на себя, а потом уже на ребенка? Вот и тут так же. Берегите себя тоже, высыпайтесь, хорошо ешьте, не забрасывайте хобби и спорт.


Четыре, вид изнутри вкратце.
Человеку рядом с вами не просто плохо. Ему плохо все. Даже то, что раньше было хорошо — любимая работа, собака, хобби, красивые платьица или вертолет на радиоуправлении — в лучшем случае это ему никак. Его очень сложно обрадовать. Но это вовсе не значит, что не надо пытаться!
Даже если человек принимает подарки и какие-то мероприятия равнодушно, он все же понимает, что вы несете ему добро, он важен вам. Без этого ощущения жить и здоровому-то сложно.


Пятое, мне подсказывает спецагент с той стороны, Катерина,
Человек в депрессии может очень бодро врать, что он рад и счастлив. Если он боится быть слабым, навязчивым, неудобным и неприятным, не может позволить себе жаловаться и просить о помощи. Если вокруг от него требуют, чтобы он был бодр и весел, и гнобят за нахмуренный и усталый вид.
Я помню, как бодро вопила в телефон, что нет-нет, мне весело, писала смс с кучей смайликов, шутила и смеялась на дружеской тусовке. А внутри был ад. И, приходя домой, я падала лицом вниз, если повезет, то на кровать, и рыдала полночи.
Я не знаю, что с этим можно сделать, если вы не живете вместе. Может быть, поможет готовность принимать близкого человека любым, в слезах и в печали, с проблемами и приступами хандры. И как можно чаще говорить: «Ты мне дорог. Я хочу, чтобы ты был счастлив. Ты можешь доверить мне свои тяжелые мысли. Я тебя не оставлю. Я тебе помогу, если надо». И быть действительно готовым подставить плечо и подать руку.


Шестое, неочевидное
А это бывает сложно. Потому что «паранойя — лучший друг панической атаки» ©Катерина.
Паранойя - это не только про пришельцев и ФСБ (потом отдельно и развернуто напишу). В трех словах: вокруг все враги. Мама, папа, учительница, водитель такси, медсестра, продавщица пива, любовник, кошка, плюшевый медведь. Они меня не любят, презирают, высмеивают, стремятся унизить и уничтожить. Даже если помогают, заботятся, утешают, то в глубине души все равно...
Доводы разума не помогают.  Я все и всех слышала иначе, придумывала за окружающих тайные смыслы простых слов, находила фальшь и сарказм даже в обычном «Доброе утро!»
Это конкретное когнитивное нарушение, как в случае с чувством вины. И даже если вы будете рядом, кормить с ложечки и вытирать слезки полгода без перерыва, все равно вы будете для человека опасны. Все равно вы хотите, чтобы его не было, Все равно вам нельзя верить. Верить вообще можно только обвинениям и ругани.
Такое восприятие реальности может вас очень деморализовать и даже обидеть. Но срываться нельзя, иначе вы только докажете, что и правда желаете зла.
Это очень сложно.


Седьмое, терминология
Вот такая еще штука — ангедония при дисфории (а дисфория это антоним к эйфории). Когда еда только способ получения энергии, секс исключительно на автомате «для галочки», а спать вообще ужасно, потому что назавтра же просыпаться сюда же! В эту вот реальность, где есть болезнь. Бессонница, впрочем, тоже радости не доставляет.
В особо тяжелых случаях, я была настолько «закрыта» для ощущения радости и комфорта, что могла лежать на дощатом полу, есть неважно что, без вкуса и без запаха, не мыть голову неделю, хотя и чешется. То есть не просто не стремиться получать удовольствие от жизни, а не видеть разницы между хорошим и плохим.
В дополнение, чтобы совсем нескучно было, есть отсутствие побуждающего начала и силы воли в придачу, двигательная заторможенность, высокая утомляемость, упадок сил. Когда даже может и хочется что-то, но начать делать никак не получается. Человек устает даже от того, что моргает и дышит (погуглите теорию ложек, там очень ясно написано, хоть и про обычные, физические болезни). Ну никак. Вместе с дисфорией и ангедонией они и составляют депрессивную триаду — ядро болезни.
В общем, плохо все.


Восьмое, деятельное-творческое.
Очень часто больной испытывает чувство вины, за то, что болеет, я там выше писала. Ругает себя за безделье, на это уходят силы, делать ничего не получается, только снова ругать. Бег в хомячьем колесе.
Поэтому человека надо занять. Чем-то, про что он сможет сказать «я не бесполезный, я посуду мою (например)». Да, вот от таких маленьких дел постепенно переходить к большим. Давать человеку понять, что вы цените его усилие и результат, что сегодня он сделал лучше, чем неделю назад, а значит, скоро сможет делать еще лучше.
Задача близкого здесь поймать хрупкий баланс между помощью близкому и его же самостоятельностью. Не пытаться делать за человека все. Если образно, то не нести его на руках, а потихоньку учить ходить, как маленького ребенка, за две руки, за одну, придерживая за локоть и так далее.
Меня вот очень вовремя, на пике подтолкнули к творчеству и тем самым дали мне пространство, в котором мне хорошо и дело, которое я умею. Я писала про людей, им нравилось, а значит, я проводила время не напрасно.
Но, и снова  Катерина напомнила важно не пустить близкого в другую крайность, в трудоголизм.
Человек, привыкший работать и полагаться только на себя, может загрузить себя до беспамятства, до полной потери сил. И чем дальше, тем ниже эффективность, тем больше утомление. Он не видит ничего кроме своей работы, ему неинтересно любимое хобби, машины, платья, танцы, женщины. Он работает. А когда перестает работать — падает.
Радоваться этому сильно не надо. И не считать, что раз человек может работать, то он уже здоров. Иногда это как раз наоборот.


Девятое, строгое и милое.
Помогать с режимом и таблетками, спортом и питанием. Иногда наступает такой момент, когда человек и лечиться не хочет. Ему все равно, вернее — все рАвно мучительно.
К тому же сильно страдает память и внимание, я вот, например, периодически забывала пить таблетки и есть хоть что-нибудь. Меня, конечно, бесят постоянные напоминания, но без них я в какой-то период совсем не могла.
Совсем недавно обнаружила лайфхак, чтобы не злиться на будильник. Вместо безликого сигнала «таблетки» я поставила «Ты очаровательна!», «Улыбнись чаще!» и «Выпрями спину, принцесса!». Метод честно потыренный у известного блогера Алеси Петровны (eprst2000), но он действует! Еще бодрую мелодию поставила, аж отключать не хочется порой.
Точно так же можно и с близким. Такие вот записки на холодильнике или зеркале «не забудь выпить таблетки, солнышко!», яичница в виде рожицы со «съешь меня!» на салфетке, шарик с гелием «твори и созидай, у тебя все получится!».
Мелочи, но, как сказала одна моя хорошая знакомая: «они дают нам понять, что мы кому-то нужны», и я с ней согласна.


Десятое, заполняющее пустоту.
Говорить. Спрашивать. Рассказывать новое.
Разумеется, говорить не постоянно. Мне вот было очень сложно от большого количества (начиная с двух) людей рядом. Но пустоту и тишину надо заполнять. Тут важна обратная связь от больного — спокойно он слушает и отвечает или устал.
Но говорить надо. Или писать, если вдруг не получается быть радом географически.
Когда у меня было обострение, мне написало столько людей из разных городов, что я буквально задыхалась от радости (в хорошем смысле), что так много людей разной степени знакомства помнят обо мне и шлют лучи поддержки.
Еще хорошо бы научиться выяснять, что ваш близкий сейчас хочет. Курицу или рыбу? Музыку или кино? Погулять? Съездить в гости? Порисовать? Самому человеку сложно это определить, не хочется ничего вообще, а порой бывает даже трудно вспомнить, что когда-то умел и любил. Так надо предлагать, не боясь показаться навязчивым, возможно даже делать что-то вместе.
И обнимать. Иногда это гораздо важнее слов. Но тут все индивидуально, и лучше спрашивать разрешения. Я, хоть и кинестетик, порой переживала времена, когда не могла выдержать чужие прикосновения.


Одиннадцатое, категоричное.
Забыть как страшный сон следующие фразы:
— Донт ворри би хэппи;
— Возьми себя в руки и перестань хандрить;
— Все это от лени и безделья;
— Мне тоже бывает грустно, но я же не лежу на месте;
— Соберись, тряпка, не ной!
— А вот детям в Африке (женщинам в Сирии, украинцам в Крыму, хоккеистам на олимпиаде) намного хуже, а у тебя так, фигня в голове;
— Что нас не убивает, делает нас сильнее;
— Я знаю, каково тебе сейчас;
— Тебе надо держаться ради детей, или какой пример ты подаешь детям;
— Все твои проблемы у тебя в голове;
и другие сравнения и обесценивания. Человек больной.
Смотреть пункты один — четыре.


Двенадцатое, жизненно важное.
Отнеситесь серьезно к разговорам и мыслям о суициде. Нет, это не попытка привлечь к себе внимание, не подростковое «разбежавшись, прыгну со скалы».
Для человека с депрессией это порой видится единственно возможным выходом.
Потому что просто хочется убрать это состояние. Больно все. Дышать, рисовать, читать, смотреть в окно, слушать музыку. И ничего не приносит облегчения. Страшно все. Человек рядом обязательно сделает больно, работа обязательно вымотает до последней капли, на голову упадет кирпич, а во дворе взорвется «Воевода». Тревожно. Утомляюще. Беспросветно.
Больно существовать, и вполне логично, что только прекращение существования прекратит боль.
Пока человек лежит и не особо шевелится, он не сможет себя убить, сил нет. А вот в самом начале курса антидепрессантов — если доктор прописал те, которые бодрят, а не седативные — силы могут появиться раньше, чем исчезнет беспросветность. В такие моменты очень высок риск попыток покончить с собой.
Будьте внимательны в этот период. Ну и не только в этот, конечно.


Тринадцатое, удивительно простое.
Очень важно любить человека. Знать, что он умный, славный, добрый, теплый, очаровательно картавит, рисует смешных ежиков, тонко шутит. И не просто знать, а еще и рассказывать ему самому об этом.
Это вовсе не значит, что он получает от вас индульгенцию на хамство и подлость. Нет. Хвалить нужно только реальные дела и черты характера. Но хвалить много. Искренне.
А это опять-таки значит — любить. И вслух, вслух говорить, ротом, да. Нет, этого много не бывает. Нет, не привыкнет и избалуется.
Если же вы его не любите, отойдите в сторонку, найдутся, обязательно найдутся те, кто любят. Просто дайте им прочитать эту статью.


Горшочек не вари!
В смысле комментарии отключаю. У меня перегрузка.
Записала оОтветы на наиболее распространенные коменты вот тут.
Спасибо за понимание.
Subscribe
promo newsmart june 28, 2009 21:16 Leave a comment
Buy for 20 tokens
ПАВЕЛ ВАСКАН Поцелуй Турайды Это случилось однажды после полубессонной ночи. У меня давно была запланирована прогулочная поездка в Турайду, и с утра, благо была суббота, я решился, будто бы повинуясь некоему тонкому зову. Был конец мая, и легко одевшись и прихватив книгу в дорогу, я поспешил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments