?

Log in

No account? Create an account

March 13th, 2019

promo nemihail 15:05, yesterday 215
Buy for 20 tokens
Почитайте, как расправляются с юристом Кантемиром Карамзиным: « - Здесь они медленно и каждый день меня убивают, не имея на то никаких, даже малейших законных оснований… К сожалению, я не бесстрашный герой...». Человека пытаются убить в CИЗО за то, что он очень…



Думаю, нечего говорить о том, сколько вопросов посыпалось на меня после катастрофы Боинг 737MAX8 в Эфиопии с просьбой поделиться "экспертным мнением", "почему самолет упал" и "как жить дальше"? Давайте оговоримся сразу - нет никакой официальной информации, за которую можно зацепиться, чтобы предметно высказывать версии.

Тем не менее, внешне эта катастрофа выглядит очень похожей на то, что случилось в Индонезии полгода назад - самолет разбился вскоре после взлета и, как и в первом случае, вошел в землю (там было море) целым, но с большой вертикальной и поступательной скоростью, о чем говорит отсутствие крупных обломков на месте происшествия.

Read more...Collapse )
Показательный рассказ, весьма наглядно демонстрирующий, как обычная "культурная" публика относилась сто лет назад к тем женщинам, кто работал натурщицей для художников: «Натурщица — прекрасно сложена, великолепное тело, предлагает художникам услуги по позированию». «Хи-хи, — засмеялся я внутренне. — Знаем мы, какая ты натурщица. Такая же, как я художник…».

Карой Ференци. Художник и натурщица. 1904

Read more...Collapse )
Продолжение первой части. Смотри начало: https://zheniavasilievv.livejournal.com/1011959.html

...В фильме 1997 года Инна Веткина тоже переодевает в фильме волков в католических пасторов! В этом разрезе история приобретала бы воистину зловещий поворот. Однако, тема божественных мужей, которые по сути волки, лишь мелькает в фильме опасной тенью и не несет никакой смысловой нагрузки.

На самом деле, фильм Нечаева стал компиляцией популярных в то время школьных нравоучений. Получилась этакая “библиотека пионера” или “моральный кодекс октябренка”, что было типично для множества советских детских фильмов. Во-первых, осуждается стяжательство и шкурничество в сцене, где три пенсионерки поют про то, что у них:

“И нос в лапше!
И губа в борще!
И вообще!”





Во-вторых, “Шапка” являет собой образ пламенной коммунистки. Свои интересы у нее всегда подчинены интересам общества. Поплавская воистину воплощает собой КРАСНУЮ, “красноперую” версию “Шапочки”. Странен и непонятен эпизод, где она конфискует чужую частную собственность в виде свиньи. Возмущенному же хозяину добрая девочка ставит под глаз фонарь. Прямо представительница белорусского комбеда. (Картина снималась на “Беларусьфильме”, преимущественно в Крыму и в логове змагаров – Новогрудке).



В-третьих, клеймится презрением фанфаронство и трусость (эпизод с Охотником), в-четвертых, порицается инфантилизм (эпизод с Ребенком). В-пятых, задолго до наступления эры хипстеров в песне “Шили плотники штаны” высмеивается дилетантизм креаклов. И так далее, и тому подобное. То есть фильм неистово проповедовал мысль, что каждый Советский Ребенок должен быть как маленький Марат Казей или Валя Котик. В любую минуту он должен быть готов совершить подвиг. Жить на необитаемом острове, спасать женщин в проливной дождь, быть защитником поросят и раскаявшихся волков, и так далее.



Забавно, что в ранних версиях сказки “Красная Шапочка” не была “Красной”, а желтой, а в еще более древних вариантах никакой шапочки у девочки не было. Ее придумал в XVII столетии француз Шарль Перо и под названием “Алый Шаперон”. До этого девчонка гуляла по лесу простоволосая. Женские волосы во многих мировых культурах несли на себе огромную символическую нагрузку. Когда девчонка достигала возраста милой прелестницы, но на нее одевали головной убор, платок или скромную паранджу, поскольку распущенные волосы посылают в мужской мозг сигнал: “Я готова к спариванию”. Чтобы не было разврата девочки носили шапочки.



Однако не так дело обстояло именно с “красными шапочками”. Красный цвет – это цвет жизни и крови. Женская кровь в подсознании мужчин ассоциируется с менструальным циклом, а у волков – с едой. В 17 веке приличные дамы никогда не носили красных шапок. Ибо красный цвет – есть цвет греха, а носили же красные головные уборы исключительно блудницы. Таким образом, в сказке Шарля Перро был ясный посыл, понятный для его современников, но уже непонятный для советских телезрителей: “Красная Шапочка – это маленькая проститутка”.



Весьма символично и то, что Красная Шапочка идет в лес. Не в степь, не в магазин, не в пустыню, не в болото, не в горы, не в мегаполис, не на пляж и не в село. Если перечитать детские сказки и мифы, то выяснится, что 92% героев сказок и мифов на свою голову забираются куда-то в дремучие дебри. Илья Муромец и Белоснежка, сестрица Аленушка и братец Иванушка, Машенька и Златовласка, Колобок и Мюнхаузен. С точки зрения психоанализа лес – это территора подсознательного. В этом смысле поход Красной Шапочке через лес к Бабушке есть трип к опасным и древним архетипам, познание которых несет смерть. Знатный американский литературовед Леонард Лютвак в своей книге “Роль места действия в литературе” вообще считал, что лес – это символ плодородия и дикой женской сексуальности.

Все это прекрасно и замечательно, но ни лес, ни цвет шапочки, ни дикая сексуальность в фильме Нечаева не проглядывается. Что же тогда растревожило меня тем предновогодним вечером в далеком 1977 году? Меня растревожила неведомая и непонятная для ребенка Тоска, которая таилась в глазах Басова. Басов играет в фильме не только Волка, профессионального киллера, но философа и мудреца. Он гонится в фильме за Красной Шапочкой, а теряет в этой погоне самого себя. В какой-то момент он понимает, что бойкая и лукавая девочка – неуловима, как неуловимо и его детство, а вместе и утрачена Радость Бытия. Он понял, пообщавшись с Поплавской, что-то наивное счастье, которым светится Красная Шапочка, для него навеки потеряно и уже никогда не вернуть.

Никакие деньги, слава и держава уже ему не помогут. Это же классический и страшный КСВ - “Кризис Среднего Возраста”, о котором так долго и продуктивно писал русский мыслитель Денис Ануров. А поскольку советская идеологическая машина долго, но бесплодно изгоняла подобные экзистенциальные мотивы из культурного пространства, чему я посвятил длиннющий трактат http://www.vestnikcivitas.ru/pbls/4126, то этот ужасный месседж в фильме тщательно завуалирован и заштукатурен. В 1974 году Басов уже пережил первый инфаркт. Полтора месяца он пролежал в больнице. Участники съемок в один голос свидетельствуют, что Владимир Басов и Николай Трофимов беспробудно пьянствовали на киноплощадке. И это видно на экране. Там не челе уже не КСВ отмечен, там уже мысли о гробе и кладбище начертаны.
Волки-то вышли уже побитые молью и жизнью.



В советском детском кино нельзя было открытым текстом заявить, что жизнь – есть “Юдоль Печали”, что все в ней “всяка плоть яко трава, и всяка слава человеча яко цвет травный” тем более, что пионеры все-равно бы ни шиша не поняли. Для того, чтобы это понять, нужно прожить хотя бы лет 40. Вот такое послание сумел передать из детства в старость Великий Актер Владимир Басов. Послал телеграмму в долг, кинул запечатанную бутылку в Океан Жизни из советского прошлого в прекрасное постмодернистское грядущее, в XXI век.

Тогда и я этого не понимал, лишь смутно догадывался. А СЕЙЧАС ПОНЯЛ. Фильм получился в результате объемный, искрящийся. С одной стороны, это гимн беззаботного детства, когда можно спать в люльке, в кроватке, в эпоху, когда на Голубом Валуне Лунный Медведь читает сказки. Все это присыпано сверху комсомольским морализаторством, а внутри теплится запретный подтекст, когда мужики гоняются с отроковицей, а потом еще и странная игра, и прописанная роль Волка в исполнении Басова намекают зачем-то о Бренности Бытия. Есть повод для смущения.

И, самое главное, волшебная, неземная музыка Алексее Рыбникова, любимца интеллигентной публики – тоже весьма неоднозначна. Например, видный московский музыковед Нина Заречная (в узких кругах известная как tblkba) писала: “Жуткий фильм. Жуткие песни. Жуткая музыка. Жуткие актёры. Как и вообще все эти так называемые. музыкальные фильмы. Рыбников — это плохо. Это ужасно. У него БОЛЬНЫЕ гармонии”.

Я не категорическим согласен с этим музыковедом, но несомненно какая-то острая наблюдательность в этом замечании есть.



Фильм “Про Красную Шапочку” я увидел 31 декабря 1977 или 1978 года по телевизору в Нижневартовске. Настолько глубокое впечатление он на меня произвел, что я запомнил этот просмотр на всю жизнь. С одной стороны, это была нежная баюкающая сказка о детстве. С другой стороны, я увидел в фильме нечто, что бередит мое сознание до сих пор. Неизъяснимая тоска в глазах волка Басова и сцена расставания уже тогда расстроила меня настолько, что я решил разнести квартиру в хлам.

https://zen.yandex.ru/media/id/5ce28cca6ae53300b438f79c/taina-krasnoi-shapochki-film-1977-goda-5cfa291cbabd4000b092b8da

Дело в том, что родители мои как раз 31 декабря ушли в баню! Единственный раз это было, а я остался один дома с братом. Я бегал вокруг разноцветной елки, сбивал красные шарики, разбрасывал вокруг алый серпантин. Странным образом эмоциональное потрясение от киноискусства нашло тогда выход в бесчинстве и хаосе. Когда же родители вернулись домой, то я поприветствовал их: “C легким паром”. Но вместо “спасибо” получил ремня. Долго плакал. Они не могли понять моей тревожности.



…Много лет спустя, читая исследования литературоведов о “Красной Шапочке”, я открыл для себя целую вселенную из маленьких девочек, мам, бабушек, дровосеков и волков. Сюжет о Красной шапочке уходит своими корнями в седую древность. Одни исследователи считают, сказка про Красную шапочку была известна уже в XIV веке. Другие говорят, что фабула истории с воскрешением девочки кочевала уже в античности. Более того, после Шарля Перо и Братьев Гримм, которые создали 2 самые известные версии сказочки, свет увидели десятки литературных и киноверсий этой таинственной истории (в том числе и знаменитая пародия Иванова “Красная Пашечка”).

Кроме того, социологи и культурологии создали великое множество трактовок и интерпретаций “Красной Шапочки”. Среди самых безумных, что мне довелось прочесть. Это гипотеза “Голубого Волка”, который хочет спасти Шапочку из лап смерти – Бабушки. Гипотеза инцеста, где волк, на самом деле, это дедушка (иначе как бы внучка перепутала животное с человеком). И гипотеза воскрешения из мертвых, где Красная Шапочка – это якобы солнце, которое нужно вручную поднимать каждое утро, то есть распарывать брюхо волку. В общем, на эту тему написаны тысячи статей, защищены дюжины диссертаций. И непроста.
Вдумайтесь.

Сказка “Красная Шапочка” во всех своих проявлениях и в фольклоре, и в кино – крайне запутанная и темная история. Почему мама отправляет маленькую девочку в дремучий лес? Где папа? Где дедушка? Получается какое-то кино “Адамово ребро”, где живут поколения девочек во главе с Чуриковой с приходящими мужиками? Почему Шапка сдает все карты, первому встречному-поперечному? Почему волк не сожрал девочку прямо в ближайшем ракитнике? Почему волк скушал старуху сразу после того, как она открыла дверь, а с Красной Шапочкой играл в маскарад? Отчего Шапочка в волке увидела бабушку, а не представителя семейства собачьих? И, наконец, почему девочка в сказке у Перо ложится в кроватку с бабушкой?



В 1977 году Леонид Нечаев снимает свою версию древней истории - фильм “Про Красную Шапочку”. В этой связи советская картина становится очередным кирпичиком в стене тысячелетней мифологии. Нечаев на волне успеха после фильма “Приключения Буратино” ляпнул с дуру в Госкино, что следующим его фильмом будет “Красная Шапочка”. А сюжета там – всего 1 страница.

Что снимать?

Выкручиваться пришлось сценаристке Инне Веткиной. Долго она мучилась, страдала, даже в школу не пошла, но родила, в конце концов, с Нечаевым залихватскую историю со звездочетом, родней волка, белорусским селом, Графским Ребенком и Трусливым Охотником. Фильм стал сиквелом, то есть продолжением старой истории.

Завязка такова: После того, как дровосеки погубили того еще Волка, который сожрал Поплавскую и Рину Зеленую, Галина Волчек в роли Матери-Волчицы готовит отмщение за своего Умершего Сына. Она отправляет завязатого дельца - своего племянника Басова и своего флегматичного сыночка Трофимова убить Красную Шапочку.

И вот мы видим, как на протяжении трех почти часов два престарелых мужика бегают за прелестной девочкой, утверждая, что они, то “волки”, то “старушки”, то “добрые пасторы”, то “дровосеки”, а Поплавская как дура всему этому верит. Как это возможно? Художественная условность? Хорошо. Непонятно, отчего столь малосильные Басов и Трофимов не могут словить стройную и милую девочку?

…Самой популярной трактовкой литературной “Красной Шапочки” является амурная трактовка. Мол, волк – это коварный искуситель, а бедная девочка – невинное дитя, выходящее в лес жизни, не подозревающая, как жестоко может она поплатиться за свою доверчивость. Особенно это выражено у Шарля Перо, который написал сказку, а потом, чтобы дошло еще и до самых тупых, завершил сказку моральным посланием к неопытным девицам. Мол, не ходите дети в Африку гулять.

Но в фильме 1977 года тема насилия над девочкой мало проглядывается. Красная Шапочка не выглядит жертвой. Наоборот, страдают и мучаются волки - добрый рохля Трофимов и даже деловитый поначалу Басов. К концу фильма Басов совсем расклеился, пообщавшись с дерзкой девицей. Вообще в киноленте центрфорвардом является именно Басов с его философскими и житейскими наблюдениями, тоской по несбыточному и неизрекаемой печалью. Этот одинокий странник и двигает сюжет. С Шапкой же все в порядке, она сияет как цветуший помидор, а вот животина страдает!



Американского психиатр Эрик Берн считал, что коварным соблазнителем выступает в сказке не волк, а Красная Шапочка! Тут мы должны вспомнить версию братьев Гримм, когда Охотник вспорол брюхо волка, то Красная Шапочка по своей инициативе вдруг цитирую по памяти:

“…натаскала поскорее больших камней, которые они и навалили волку в брюхо, и зашили разрез; и когда он проснулся, то хотел было улизнуть; но не вынес тягости камней, пал наземь и издох”.

Это какой же надо быть садисткой, чтобы такое сотворить? Даже фашистские изуверы до такого не додумались – напихать камней в живот, умирающему в конвульсиях волку, а потом еще зашить? Это ли не древняя зашифрованная мудрость веков? Лукавые девочки, Дианы Шурыгины, профурсетки и феминистки разных мастей задолго до движения “Me-too”, плели сеть интриг, дурили доверчивых волков, голословно обвиняя их в насилии, и убегая с охотниками и дровосеками, а якобы волки, то есть насильники-искусители, дохли, не вынося Бремени Бытия? Не потому ли в семье у Шапочки нет мужчин?



Древние версии сказки еще более свирепы. В провансальской версии волк не проглатывает бабушку, но готовит из ее тела еду, а из ее крови вино и угощает ими девочку. Как мы помним, Святое Причастие подразумевает поедание Тела Христова и питие Его Крови? Получается, что волк — это католический пастор, этакий добрый кюре, который готовит девочке не смерть, но Жизнь Вечную?

Но в фильме 1997 года Инна Веткина тоже переодевает в фильме волков в католических пасторов! В этом разрезе история приобретает воистину зловещий поворот…

Итак, смотрите, что получается.
Завтра допишу, а то устал.

Мои твиты

Tags:

Profile

Павел Васкан (на фоне зелени)
newsmart
Pavel Vaskan

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com