August 4th, 2018

promo newsmart june 28, 2009 21:16 Leave a comment
Buy for 20 tokens
ПАВЕЛ ВАСКАН Поцелуй Турайды Это случилось однажды после полубессонной ночи. У меня давно была запланирована прогулочная поездка в Турайду, и с утра, благо была суббота, я решился, будто бы повинуясь некоему тонкому зову. Был конец мая, и легко одевшись и прихватив книгу в дорогу, я поспешил…
wild nature

Раскрываю секрет: как я делаю фото хищных животных "в упор"

Imani_cheetah_cubs_truck, aug.2015_ao.jpg

Как же мне удается подобраться к грозным африканским хищникам так близко? Понятно, что чаще всего я использую телеобъективы, но некоторые портреты животных сделаны на широкоугольный объектив, да еще со вспышкой… Так как же меня все еще не съели?

По просьбам читателей раскрою этот секрет...

Collapse )

Старообрядческие певчие 20-х годов ХХ века.

Хотел было подписать- ...20-х и вдруг дотумкал, дык, и мы сейчас скоро будем в 20-х.)))
Вот вам друзи, почти столетние фото, на которых можно увидеть староверцев и моды тех лет. С бородой увидеть, уже большая редкость.
1927 год. Тут запечатлен сводный хор московских старообрядческих Общин. Рогожской, Карикинской, Остоженской и самое ценное, нашей Общины на Тверской заставе. По центру стоят руководители- А.М. Бриллиантов и Я.А.Богатенко (держит свиток и фуражку).


Стрельниковский старообрядческий хор. (Костромская обл.)
море

Чем грозит человечеству повышение уровня моря



Поднимающийся уровень моря уже в скором времени может разрушить инфраструктуру, обеспечивающую интернет-связь между крупными городами – к такому выводу пришли ученые из Висконсинского Университета в Мэдисоне, США.

Collapse )
Павел Васкан (на фоне зелени)

Мои твиты

О полнолуниях и черепахах.

 В прошлую пятницу сошлись затмение, полнолуние, противостояние Марса, Сатурна и ретроградный Меркурий. Когда мне сказали что прорвало одну трубу, а в другом месте взорвался унитаз - я удивился. Чем таким важным в этот напряжённый день занимались прочие трубы и унитазы?

Collapse )
Вторая Голова Дракона

Владислав Ходасевич, "Когда б я долго жил на свете..."

Владислав Ходасевич
     
* * *
     
Когда б я долго жил на свете,
Должно быть, на исходе дней
Упали бы соблазнов сети
С несчастной совести моей.
   
Какая может быть досада,
И счастья разве хочешь сам,
Когда нездешняя прохлада
Уже бежит по волосам?
   
Глаз отдыхает, слух не слышит,
Жизнь потаенно хороша,
И небом невозбранно дышит
Почти свободная душа.
         
1921
Ajvengo

Владислав Ходасевич, "Большие флаги над эстрадой..."

Владислав Ходасевич
     
* * *
       
Большие флаги над эстрадой,
Сидят пожарные, трубя.
Закрой глаза и падай, падай,
Как навзничь - в самого себя.
 
День, раздражённый трубным рёвом,
Небес надвинутую синь
Заворожи единым словом,
Одним движеньем отодвинь.
     
И закатив глаза под веки,
Движенье крови затая,
Вдохни минувший сумрак некий,
Утробный сумрак бытия.
 
Как всадник на горбах верблюда,
Назад в истоме откачнись,
Замри - или умри отсюда,
В давно забытое родись.
       
И с обновлённою отрадой,
Как бы мираж в пустыне сей,
Увидишь флаги над эстрадой,
Услышишь трубы трубачей.
           
26 июня - 17 июля 1922, Рига - Берлин
face

Владислав Ходасевич, "Гляжу на грубые ремесла..."

Владислав Ходасевич
     
* * *
   
Гляжу на грубые ремесла,
Но знаю твердо: мы в раю…
Простой рыбак бросает весла
И ржавый якорь на скамью.
   
Потом с товарищем толкает
Ладью тяжелую с песков
И против солнца уплывает
Далеко на вечерний лов.
 
И там, куда смотреть нам больно,
Где плещут волны в небосклон,
Высокий парус трехугольный
Легко развертывает он.
 
Тогда встает в дали далекой
Розовоперое крыло.
Ты скажешь: ангел там высокий
Ступил на воды тяжело.
 
И непоспешными стопами
Другие подошли к нему,
Шатая плавными крылами
Морскую дымчатую тьму.
 
Клубятся облака густые,
Дозором ангелы встают, —
И кто поверит, что простые
Там сети и ладьи плывут?
 
19—20 августа 1922
Misdroy
Ангел

Владислав Ходасевич, Невеста

Владислав Ходасевич
 
Невеста
     
Напрасно проросла трава
На темени земного ада:
Природа косная мертва
Для проницательного взгляда.
   
Не знаю воли я творца,
Но знаю я свое мученье,
И дерзкой волею певца
Приемлю дерзкое решенье.
     
Смотри, Молчальник, и суди:
Мертва лежит отроковица,
Но я коснусь ее груди -
И, вставши, в зеркальце глядится.
       
Мной воскрешенную красу
Беру, как ношу дорогую. -
К престолу твоему несу
Мою невесту молодую.
     
Разгладь насупленную бровь.
Воззри на чистое созданье,
Даруй нам вечную любовь
И непорочное слиянье!
     
А если с высоты твоей
На чудо нет благословенья. -
Да будет карою моей
Сплошная смерть без воскресенья.
       
1922
God1

Владислав Ходасевич, "Вдруг из-за туч озолотило..."

Владислав Ходасевич
 
* * *
 
Вдруг из-за туч озолотило
И столик, и холодный чай.
Помедли, зимнее светило,
За черный лес не упадай!
     
Дай просиять в румяном блеске,
Прилежным поскрипеть пером.
Живет в его проворном треске
Весь вздох о бытии моем.
     
Трепещущим, колючим током
С раздвоенного острия
Бежит — и на листе широком
Отображаюсь… нет, не я:
 
Лишь угловатая кривая,
Минутный профиль тех высот,
Где, восходя и ниспадая,
Мой дух страдает и живет.
   
19—28 марта 1923
Saarow
PrinceTimeMasters

Владислав Ходасевич, Авиатору

Владислав Ходасевич
   
Авиатору
   
Над полями, лесами, болотами,
Над извивами северных рек
Ты проносишься плавными взлетами,
Небожитель — герой — человек.
   
Напрягаются крылья, как парусы,
На руле костенеет рука,
А кругом — взгроможденные ярусы:
Облака — облака — облака.
     
И смотря на тебя недоверчиво,
Я качаю слегка головой:
Выше, выше спирали очерчивай,
Но припомни — подумай — постой.
   
Что тебе до надоблачной ясности?
На земной, материнской груди
Отдохни от высот и опасностей, —
Упади — упади — упади!
 
Ах, сорвись, и большими зигзагами
Упади, раздробивши хребет, —
Где трибуны расцвечены флагами,
Где народ — и оркестр — и буфет…
 
1914
face

Владислав Ходасевич, "С берлинской улицы..."

Владислав Ходасевич
         
* * *
           
С берлинской улицы
Вверху луна видна.
В берлинских улицах
Людская тень длинна.
         
Дома — как демоны,
Между домами — мрак;
Шеренги демонов,
И между них – сквозняк.
     
Дневные помыслы,
Дневные души — прочь:
Дневные помыслы
Перешагнули в ночь.
     
Опустошенные,
На пеpeкpeстки тьмы,
Как ведьмы, по трое
Тогда выходим мы.
   
Нечеловечий дух,
Нечеловечья речь, —
И песьи головы
Поверх сутулых плеч.
   
Зеленой точкою
Глядит луна из глаз,
Сухим неистовством
Обуревая нас.
   
В асфальтном зеркале
Сухой и мутный блеск —
И электрический
Над волосами треск.
   
Октябрь 1922, Берлин
24 февраля 1923, Saarow
Вторая Голова Дракона

Владислав Ходасевич, Дачное

Владислав Ходасевич
   
Дачное
       
Уродики, уродища, уроды
Весь день озерные мутили воды.
   
Теперь над озером ненастье, мрак,
В траве — лягушачий зеленый квак.
     
Огни на дачах гаснут понемногу,
Клубки червей полезли на дорогу,
   
А вдалеке, где всё затерла мгла,
Тупая граммофонная игла
   
Шатается по рытвинам царапин
А из трубы еще рычит Шаляпин.
     
На мокрый мир нисходит угомон…
Лишь кое-где, топча сырой газон,
   
Блудливые невесты с женихами
Слипаются, накрытые зонтами,
   
А к ним под юбки лазит с фонарем
Полуслепой, широкоротый гном.
     
10 июня 1923, Saarow
31 августа 1924, Causway
Ангел

Владислав Ходасевич, Окна во двор

Владислав Ходасевич
 
Окна во двор
   
Несчастный дурак в колодце двора
Причитает сегодня с утра,
И лишнего нет у меня башмака,
Чтоб бросить его в дурака.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Кастрюли, тарелки, пьянино гремят,
Баюкают няньки крикливых ребят.
С улыбкой сидит у окошка глухой,
Зачарован своей тишиной.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Курносый актер перед пыльным трюмо
Целует портреты и пишет письмо,-
И, честно гонясь за правдивой игрой,
В шестнадцатый раз умирает герой.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Отец уж надел котелок и пальто,
Но вернулся, бледный как труп:
"Сейчас же отшлепать мальчишку за то,
Что не любит луковый суп!"
. . . . . . . . . . . . . . . .
Небритый старик, отодвинув кровать,
Забивает старательно гвоздь,
Но сегодня успеет ему помешать
Идущий по лестнице гость.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Рабочий лежит на постели в цветах.
Очки на столе, медяки на глазах
Подвязана челюсть, к ладони ладонь.
Сегодня в лед, а завтра в огонь.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Что верно, то верно! Нельзя же силком
Девчонку тащить на кровать!
Ей нужно сначала стихи почитать,
Потом угостить вином...
. . . . . . . . . . . . . . . .
Вода запищала в стене глубоко:
Должно быть, по трубам бежать нелегко,
Всегда в тесноте и всегда в темноте,
В такой темноте и такой тесноте!
   
16-21 мая 1924, Париж
Павел Васкан (на фоне зелени)

Владислав Ходасевич, Бал

Владислав Ходасевич
   
Бал
     
Я шёл по скользкому паркету,
Вдыхал искусственность духов,
Искал "её". Вон ту? Вон эту?
Не знаю. Думал, что цветов!
   
Искал — её. Хотел — желанья.
Ненужной ласки. Новизны.
Быть может — муки ожиданья?
Не знаю сам. То были сны.
   
Я так устал, все были близки
И так доступны. Я устал.
Мои желанья были низки?
Не знаю. Пусть. Ведь это — бал.
       
9 ноября 1904
Kol4ak

Владислав Ходасевич, "На мостках полусгнившей купальни..."

Владислав Ходасевич
 
* * *
 
На мостках полусгнившей купальни
Мы стояли. Плясал поплавок.
В предрассветной прохладе ты крепче
На груди запахнула платок.
 
Говорить — это значило б только
Распугать непоймавшихся рыб.
Неподвижен был удочек наших
Камышовый, японский изгиб.
 
Но когда на поддернутой леске
Серебрясь трепетала плотва, —
И тогда, и тогда не годились
Никакие былые слова.
 
В заозерной березовой роще
Равномерно стучал дровосек…
Но ведь это же было прощанье?
Это мы расходились — навек?
   
16 мая 1914, Томилино
face

Владислав Ходасевич, Весной

Владислав Ходасевич
   
Весной
     
В грохоте улицы, в яростном вопле вагонов,
В скрежете конских, отточенных остро подков,
Сердце закружено, словно челнок Арионов,
Сердце недвижно, как месяц среди облаков.       
Возле стены попрошайка лепечет неясно,
Гулкие льдины по трубам срываются с крыш…
Как шаровидная молния, сердце опасно —
И осторожно, и зорко, и тихо, как мышь.
     
<1916>
Джеймс Бонд

Владислав Ходасевич, В кафе

Владислав Ходасевич
 
В кафе
 
Мясисто губы выдаются
С его щетинистой щеки,
И чёрной проволокой вьются
Волос крутые завитки.
 
Он ― не простой знаток кофеен,
Не сноб, не сутенёр, ― о, нет:
Он славой некою овеян,
Он провозвестник, он поэт.
     
Лизнув отвиснувшие губы
И вынув лаковый блокнот,
Рифмует: кубы, клубы, трубы,
Дреднот, вперёд, переворот.
   
А сам сквозь дым английской трубки
Глядит, злорадно щуря взор,
Как бойко вскидывает юбки
Голодных женщин голый хор.
 
Ему противна до страданий
Арийских глаз голубизна,
Арийских башен и преданий
Готическая вышина,
   
Сердец крылатая тревога,
Колоколов субботний звон…
Их упоительного Бога
Заочно презирает он.
 
И, возвратясь из ресторана
И выбросив измятый счёт,
Он осторожно из кармана
Какой-то свёрток достаёт.
 
28 февраля, 25 августа 1923
Saarow
Джеймс Бонд

Роман Рафаэль Бийеду "Мои ночи прекрасней наших дней"

Кто-нибудь знает, роман Рафаэль Бийеду "Мои ночи прекрасней наших дней" (по которому снят фильм "Мои ночи прекраснее ваших дней" 1989) НЕ ПРЕВЕДЁН НА РУССКИЙ ???

Я полез искать в интернет... В интернете никаких следов русского текста книги... Ни за деньги, ни бесплатно...

Кхм! )))